цветы для элджернона книга какого года

Как появились «Цветы для Элджернона»

Рассказываем о культовом произведении Дэниела Киза

Algernon min

Сюжет о Чарли Гордоне, умственно отсталом уборщике, интеллект которого стремительно вырос после операции, много лет не давал покоя Дэниелу Кизу. Историей своего дебюта, писатель поделился в творческой биографии «Элджернон, Чарли и я».

Мы внимательно прочли книгу и решили раскрыть несколько секретов легендарного произведения.

Основой для сюжета стали детские и юношеские воспоминания Дэниэла Киза

Впервые идея произведения, посвященного интеллекту, пришла к Кизу во время учебы в медицинском колледже. Парню не было и 18 лет, когда он понял, что образование построило стену между ним и его родителями, не окончившими среднюю школу. В течение многих лет Киз собирал свои воспоминания, и именно они помогли написать ту историю, которую мы знаем сейчас. Одной из ключевых метафор для писателя стал образ книжной горы, увиденной в детстве в отцовской лавке подержанных вещей. Часть томов из этой кучи мальчик спас и прочел, а остальные — отправились в переработку.

«Оттуда, из лавки подержанных вещей, и сквозная метафора „Цветов для Элджернона“. По мере того, как растет интеллект Чарли, сам Чарли в моем воображении идет в гору. Чем выше он поднимается, тем дальше видит. Наконец он достигает пика, откуда ему открыт весь мир познания, мир Добра и Зла.

А затем. затем Чарли придется проделать обратный путь. Вниз».

Первые редакторы, которым Киз показывал «Цветы для Элджернона», советовали сделать конец более оптимистичным: Гордон сохраняет свой интеллект и женится на Алисе Кинниан. Однако именно книжная гора не дала автору послушать советов старших и опытных коллег.

У Чарли и других героев есть свои прототипы

Несмотря на то, что Киз отдал Чарли немало своих эмоций, страхов и переживаний, у героя есть и другой прототип, который «пришел» к писателю сам. Некоторое время Киз преподавал в коррекционном классе, где и встретил тихого мальчика с буквой «J» на футболке — знаком местной футбольной команды. Писатель вспоминал его слова:

«— Слушайте, мистер Киз. Это же класс для тупиц, так? я знаю — это класс для полудурков. Я хочу спросить. Если я буду очень сильно стараться и под конец семестра стану умным, вы меня переведете в класс для нормальных ребят? Я хочу быть умным.

Раньше мне и в голову не приходило, что человек с проблемами умственного развития — в те времена таких называли умственно отсталыми — способен сознавать свой дефект и лелеять мечту о повышении интеллекта. Я стал писать о своем ученике».

Свои прототипы есть и у доктора Штрауса, срисованного Кизом с собственного психотерапевта, и у лаборанта Берта, в которого превратилась куратор писателя на психологическом факультете.

Работа над «Цветами для Элджернона» велась более 13 лет

Первые наброски романа относятся к 1945 году. Далее следовал долгий период поисков и подбора «ключей» к сюжету. Киз мог опубликовать «Цветы» — возможно, под другим названием, — в одном из дешевых литературных журналов, заменявших в те годы телевидение и покетбуки. Стэн Ли даже предложил сделать комикс, но писатель посчитал, что идея слишком хороша, чтобы транжирить ее на «пустяки».

Наброски идей и целые абзацы хранились в папке Киза годами. Он хотел отказаться и от сюжета, и от намерения стать писателем, пока один из агентов не попросил у него рассказ для известного журнала.

«Поразительно, с какой быстротой улетучиваются и депрессия, и фрустрация, стоит только объявиться издателю и заказать деморализованному писателю рассказ. Я пролистал все свои папки и записные книжки.

На прежнем месте лежала пожелтевшая страничка с записью, которую я сделал еще в первый̆ год обучения в Университете Нью-Йорка: «Вот бы можно было повысить уровень интеллекта! Что бы тогда произошло?»

Заказ Киз так и не выполнил. Издатели журнала, как мы уже говорили, потребовали изменить конец, на что писатель пойти не мог. Свои «Цветы для Элджернона» он отнес в другое издание, не столь массовое, но пользующееся славой более интеллектуального. Там работу приняли, но потребовали сократить количество знаков. Этот процесс Кизу, как бывшему редактору, дался легко. Подобно Хемингуэю, он убирал всю «цветистость» и сложносочиненные предложения и урезал текст почти на треть. Рассказ был опубликован в 1958 году, а в роман он превратился только в 1966-м, когда писатель понял, что с развитием интеллекта в Чарли должны пробуждаться и детские воспоминания. Так появилась линия взаимоотношений с родителями и сестрой.

Источник

Дэниел Киз «Цветы для Элджернона»

Цветы для Элджернона

Flowers for Algernon

Язык написания: английский

Перевод на русский: — С. Васильева (Цветы для Элджернона) ; 1966 г. — 18 изд. — Ю. Фокина (Цветы для Элджернона) ; 2021 г. — 1 изд. Перевод на немецкий: — Ш. Вингеллер (Blumen für Algernon) ; 1982 г. — 1 изд. — Е. Мальш (Blumen für Algernon) ; 1983 г. — 1 изд. Перевод на французский: — Р. Дюран (Des fleurs pour Algernon) ; 1984 г. — 1 изд. Перевод на итальянский: — Э. Каприоло (Fiori per Algernon) ; 1974 г. — 2 изд.

Перед нами дневник умственно отсталого уборщика Чарли Гордона, написанный простыми, неграмотными фразами. «Доктор Штраусс говорит что с севодняшниво дня я должен записывать все что я думаю и что со мною случаица. » Но постепенно, день за днём интеллект Чарли будет расти, в его дневнике исчезнут ошибки, появится пунктуация, и вчерашний уборщик станет гениальным учёным.

лауреат Хьюго / Hugo Award, 1960 // Рассказ
лауреат Премия Лазара Комарчича / Награда Лазар Комарчић, 1985 // Зарубежный рассказ

Самиздат и фэнзины:

Издания на иностранных языках:

posted gray sanchezzzz, 18 сентября 2008 г.

[i]Атчот о прошетшем.

Кажецца эта была втарое сентибря. Я прачитал расказ дэниэла киза который назывался цветы для элджырнона. Боже каким же я был Чарли Гордоном что не прачитал это раньше! [/i]

Отчет о прочитанном.

Сегодня 18 сентября. Всё это время я каждый день думал над этим рассказом. Прошедшие 16 дней я прочёл его раз 10 или 12, или больше. Я хотел запомнить каждое слово, каждую запись в дневнике, хотел снова и снова почувствовать мир Чарли Гордона. Вновь и вновь я умнел вместе с Чарли, снова и снова мой разум приходил в упадок вместе с ним. Эта шикарная история от автора, которому не стыдно остаться в памяти только лишь как Автором-Цветов-для-Элджернона, просто разорвала мои чувства.

Читайте также:  какими методами мобилизуются доходы федерального бюджета

Боль Чарли, когда его знания как будто уходили песком сквозь пальцы; когда словно тающие снежные шапки на вершине горы испарялся куда-то его интеллект, передана так, будто сам Д. К. прошёл через это. «Нет. умоляю. только не это. снова. » «Но как же всё-таки больно. »

Боль Чарли от того, когда он понял, что хоть и стал умным, но одновременно стал ещё более Одиноким, ещё более ненавистным окружающим его людям. Раньше его презирали за тупость, теперь за разумность. Он всё равно остался изгоем, вещью, предметом насмешек в глазах тех, с кем он до этого заодно смеялся над собой. И очень скоро эти люди нашли новый объект издевательств. Им всегда нужен такой вот «чарли гордон», чтобы казаться умнее и величественнее, чем есть.

Боль Чарли от последующего после операции осознания Каким-Он-Был – наивным, глупым, безграмотным, когда его ничтожный интеллект был похож на взгляд слепого в замочную скважину – эта Боль была сильнее, чем мы можем её понять. Ведь у каждого из нас, наверняка, жил по соседству, на той же улице, в том же дворе такой же «Чарли Гордон». А задумывались ли мы когда-нибудь о чем он думает, о чем мечтает, чем дышит? Протягивали мы ему руку помощи, беседовали с ним, играли? Или всё больше шпыняли его, смеялись над его неуклюжестью, наивностью и говорили друг другу «не строй из себя *чарли гордона*? Приходила ли нам в голову мысль, что «…он не может быть другим! Ради бога. ведь это же человек. ».

Для Чарли было «очинь трудно быть умным». Так же трудно нам быть милосердными, терпимыми к таким людям или всё же это не такая уж большая задачка? Можно много говорить о таких вещах, как «Цветы для Элджернона», или о «Зелёной миле», или об упомянутых «Пробуждениях», или о «Человеке Дождя», но готовы ли мы изменить себя, готовы ли почувствовать чужую боль, или нас по-прежнему будет занимать только своя? На этот вопрос я не могу ответить утвердительно.

Я подумал что наш мир станет чище красивее порядочнее добрее если каждый хоть раз мысленно встанет на место Чарли Гордона. Когда каждый поймет что такой человек как Чарли Гордон «которому бог дал так мало сделал больше чем многие умные люди которые никогда даже не используют свои мозги».

Поразительный рассказ, врезающийся в память и в душу навсегда. С первого прочтения. Такой бриллиант и великим писателям удается создать раз в жизни (если удается вообще).

Очень странным образом вспомнился он. в новогоднюю ночь. Не думаю, что сейчас пишу офф-топ. «Гуляя» по ТВ-каналам, случайно остановились на НТВ. Передача «Я самый смешной» (страшная по сути передача, если кто не видел). Люди (обычные) выходят на сцену и стараются делать всякие дурацкие вещи — лишь бы посмешнее. В общем, в любых раскладах зрелище довольно грустное.

Но в эту новогоднюю ночь на сцену вывели. 75-летнюю женщину, одетую очень рискованно (с претензией на сексапильность). Она была ЯВНО не здорова. И вот эта женщина — чья-то мать, бабушка, если не прабабушка — пела частушки: «Приходи ко мне на пляж и со мною рядом ляжь. Мы построим новый дом, я буду первым этажом». Зал ржал, ведущие ржали, бабушка была счастлива.

Мы, сидя у телевизора, ПОХОЛОДЕЛИ. И я мгновенно подумал: а ведь эти подонки (режиссеры передачи, ведущие и прочий сброд) в жизни не читали «Цветы для Элджернона«! Не верю, что читали! Потому что если бы читали, никогда на подобную мерзость не пошли бы.

Что отметил в большинстве отзывов: у прочитавших рассказ возникает что-то вроде чувства стыда. Очень правильное, очень нужное нам чувство. А рассказ. Такой небольшой, с острыми гранями бриллиант, который уколет стыдом еще не одно сердце. Чудо, что этот рассказ есть.

Крепкий, но не слишком выдающийся американский актер Клифф Робертсон выкупил права на экранизацию этого рассказа. Долго искал сценаристов, продюсеров. А в 1968 году вышел фильм «Чарли», где Робертсон сыграл главную роль. Сыграл поразительно. И «Оскар» за эту роль был им получен абсолютно заслуженно.

Любой согласится, что мировая литература сразу же обеднела бы без «Божественной комедии», «Дон-Кихота», «Фауста», «Братьев Карамазовых». Но я уверен, что в не меньшей степени она обеднела бы, если бы в ней не было этого небольшого рассказа Дэниэла Киза.

PS. Аплодирую коллеге sanchezzzz за его отзыв — по содержанию и по неожиданно (и очень удачно) избранной форме.

«Упал на глаз» сегодняшний отзыв, вспомнил и я про Элджернона..

Работа Киза, на мой взгляд, вполне может служить тестом на эмпатию. Никогда бы не подумал, что что-либо произведёт на меня впечатление, сравнимое по глубине и силе с «Господами Головлёвыми», вызовет пощипывание в носу и увлажнит глаза.

Полагаю, мизантропия и, вообще, жестокость людей зиждутся на весьма шатких опорах. Мы злимся на людей за то, что они не дают нам ожидаемого, успешнее нас в чём-то безо всяких оснований, или они раздражают нас своей тупостью или назойливостью, за то, что на них нет управы или за то, что они могут дать отпор. Ненавидимые нами персоны постепенно расплываются и возгоняются в едкое облачко иррациональной неприязни к человеку вообще, ко всем вертикальным животным. И как же нам необходимы Чарльзы Гордоны, чтобы хоть чуточку поднять свою самооценку. Работы, подобные «Цветам для Элджернона», напрочь сносят все эти подпорки самомнения и неожиданно оказываются зеркалом, в которое не хочется смотреть.

И снова к тесту — если этот рассказ не трогает, не погружает в омут задумчивой печали, то можно быть уверенным — вы истинный мизантроп.

Снимаю шляпу, доктор Киз.

В советское время Киз не был особо известен читателю, но этот его рассказ (на самом деле — маленькая повесть) получил достаточно широкую известность благодаря неоднократным публикациям как в периодике, так и в твердом формате. Чем объяснить такой феномен?

Читайте также:  какая мужская прическа подойдет для круглого лица

В первую очередь, тематикой рассказа. Советские издатели охотно публиковали социальные произведения западных писателей, обличавших «прогнившую» систему капитализма и ее антинародные традиции. «Цветы для Элджернона» касались этой темы весьма косвенно, но редакторам издательств хватало печального финала и намека на то, что все описанное происходит в Америке. И все же, как мне кажется, в антологию американской фантастики рассказ попал вовсе не за это. Этим он обязан своим стилем. Произведения «от первого лица» не являлись чем-то особенным в литературе, ибо самый первый научно-фантастический роман в истории, «Сон разума» Иоганна Кеплера, был написан именно в таком ключе. Дело в форме — автор избрал для своего рассказа форму дневника, в котором главный персонаж — умственно отсталый посетитель воскресной школы Чарлз Гордон — описывает свое участие в научном эксперименте по повышению интеллекта. И такой рассказ не может не «зацепить» истинного ценителя фантастики и вообще любого неравнодушного читателя.

Во-первых, дневник более детален, чем прямая речь. Он информативнее любого разговора и более глубок по содержанию, ибо тот, кто его ведет, излагает в нем свои личные (можно сказать, интимные) мысли и мнения — всё то, что никогда не сказал бы в открытую. Сам того не желая, герой раскрывает перед нами свою душу, отчаявшуюся жить в потемках невежества и страстно желающую «учитца».

Во-вторых, автор полностью сохраняет лексику вымышленного персонажа. Вначале это вызывает у грамотного читателя ироничную улыбку (вот цена истинному капиталистическому образованию!), но проходит совсем немного времени, и автор заставляет нас вникнуть в суть проблем Гордона и начать сочувствовать ему всей душой. Потому что каждый из нас обладает тем самым качеством, которого лишен герой — здравым рассудком. По мере развития сюжета у читающего и вовсе пропадает желание улыбаться, и он начинает воспринимать происходящее как личную трагедию. По мере того, как сказывается эффект от проведенной операции, стиль письма Гордона приближается к нормальному, а читатель чувствует облегчение и радость оттого, что жизнь у героя, кажется, начинает налаживаться. Вот так интересная находка автора многократно усиливает эмоциональное воздействие своего творения.

В-третьих, вопреки американской традиции, в рассказе нет happy end’a (счастливого финала). Этим автор ввергает в шок и уныние читателя, успевшего за 30 страниц «прикипеть» к своему герою. Появляется мысль: «А вот у нас, в СССР, его бы точно не бросили на произвол судьбы. » При этом ты вдруг ловишь себя на мысли, что уже начинаешь относиться к выдуманному персонажу по-серьезному, как к реальному человеку. Его трагедия становится твоей личной бедой. И это сопереживание многого стоит!

За время моей долгой учительской карьеры я много раз сталкивался с подобными «гордонами». Как в школе, так и за ее пределами. Знаю, что современное поколение начисто лишено чувства жалости и сострадания к ущербному, а также чувства меры в своих шутках. Им даже нравится издеваться над несчастными, не умеющими, как и Гордон, отличать юмор от оскорбления. Ведь это повышает статус «шутника» в обществе таких же садистов, как он сам. И кто же на самом деле ущербен: тот, кто не умеет складывать 2 и 2, или тот, кто насмехается над теми, кто не в состоянии это сделать? Впрочем, эти веселые дети со стороны учителя иногда выглядят полными дураками — но он никогда не насмехается над их увечьем, а старается образумить и помочь. Боюсь, что современная капиталистическая система образования будет множить таких вот «гордонов». Подтверждение тому — нынешняя отмена выпускных экзаменов и полная профанация образования. Родителям, как более искушенным людям, пора бы это понять и принять соответствующие меры. Иначе рассказ Дэниела Киза окажется кошмарной явью.

ИТОГ: социально-философская фантастика от редкого гостя российского книгоиздательства заставляет задуматься о судьбе тысяч наших граждан, не понимающих бессмысленности своего существования. К сожалению, методика повышения IQ выдумана автором только для демонстрации ужаса перед грядущим безумием главного героя. В реальности ее не существует даже в чисто теоретическом плане. Возможно даже, что ее вообще не существует в природе.

Братья Стругацкие в своих интервью неоднократно говорили о том, что фантастические элементы в произведении необходимы лишь для того, чтобы лучше отобразить те проблемы, которые волнуют человека сегодня. Рассказ Дэниела Киза — прекрасная иллюстрация этих мыслей.

История с искусственным повышением уровня интеллекта здесь, конечно же, только прием, позволивший автору создать великолепнейший психологический шедевр. Здесь, во всем произведении, сколько не ищи не найдешь ни грамма фальши, эмоции и поступки главного героя 100%-но правдоподобны, а каждое слово, каждое предложение текста несут свою смысловую, психологическую, эмоциональную нагрузку.

Говорить о метаморфозах личности Чарльза Гордона, также как и о его трагедии, здесь, наверное, нет смысла — вещь слишком хорошо написана и ее надо читать. Хочется лишь сказать — этот рассказ относится к той редкой категории произведений, которые можно читать и перечитывать неоднократно. И всегда с неослабевающим интересом и сильной эмоциональной встряской.

О том, что существуют произведения способные выдавить скупую мужскую слезу, я подозревал. Бывает читаешь и чувствуешь, как накатывает. Отметишь про себя сей факт, улыбнешься, думаешь: «А автор — молодец! Сумел, чертяка, надавить на нужный мозоль». Таких произведений не очень много, но они есть. Уважаю.

После прочтения в голове роится куча мыслей и одновременно, стоит звенящая пустота.

Произведение скорее философское, нежели фантастическое, автор с первых строк заставляет читателя сопереживать главному герою. Технология позволяющая повышать интеллект тут служит, в большей степени инструментом, который помогает раскрыть пороки нашего человеческого социума. Думаю, писатель хотел сделать каждого из нас чуть добрее, отзывчивее и ответственнее в плане отношения к людям.

Переживания и преображение центрального персонажа рассказа, описывается на мой взгляд, умело. Натуральными выглядят и второстепенные действующие лица.

Сам рассказ впечатлил куда более, чем одноимённый роман. Возможно, это связанно с тем, что его прочёл раньше чем переработанное произведение. Книга показалась не много скучной и растянутой. Считаю, что автору стоило ограничится малой формой.

Читайте также:  какими пальцами зажимать аккорды на гитаре

Бывают такие произведения, прочитав которые, проникаешься чуть ли не ненавистью к автору. Чёрной завистью проникаешься. Твердишь себе — ну, почему? Почему он, а не я написал эту вещь? Почему я никогда не смогу придумать и воплотить такое?!

К таким произведениям моего личного небольшого списка теперь добавились «Цветы для Элджернона». И как я раньше не слышал об этом произведении?

Фантастическая составляющая невесома, всего одно допущение, которое, кстати, в нашей реальности вполне вероятно, не сегодня, быть может, а завтра.

Но как пронзительно написано! Не соглашусь с предыдущими докладчиками, что слишком жалостливо. Мне показалось, что сентиментальность вполне умеренна. Нельзя забывать, что повествование от первого лица, более того — в форме личных записей, к тому же, сделанных человеком, который изначально предрасположен более к эмоциональному восприятию, нежели к холодной логике.

Обычно такие слова звучат пусто и бессмысленно, но тут как раз не тот случай: произведение учит быть добрее, чище и терпимее. Ценить то, что у нас есть.

Жаль, что мне попался лишь рассказ, а не роман.

Я абизательно буду искать раман а кагда; найду буду., очинь ево читать и кагда) нибуть стану умным

Есть у меня такой уголок в книжном шкафу… Там немного книг, и все они стоят особняком, отдельно. «Овод» Войнич, «Маленький принц» Экзюпери, «Зеленая миля» Кинга и стопка распечатанных на старом принтере рассказов, которые неизменно заставляют всхлипывать. Среди них, в самом низу стопки, несколько листов скрепленных степлером. Помнится, никак не мог найти ни одной антологии, которая включала бы этот рассказ. Может, плохо искал. Может, просто вот так вот сложилось.

Как вы, наверное, могли догадаться, книги и рассказы из этого уголка собраны там потому, что могут заставить меня заплакать. Более того, поставлены они там потому, чтобы я мог без каких-либо долгих поисков их найти и прочитать.

Чаще всего, рука тянется туда в особо паршивые моменты жизни, в моменты сплина и меланхолии. Так всегда – поплачешь, и вроде бы легче становится. Ну, почти всегда.

Это «почти» относится именно к «Цветам», так как после очередного прочтения этого творения, мне никогда не становится легче. Только еще тяжелее и неприятнее. Обиднее, если есть такое слово.

И эти ощущения никуда не уходят. Ни разу я не зевнул, не словил себя на мысли о том, что «уже не цепляет» и «притерлось». Нет, совсем не было.

Читаешь последний абзац, постскриптум и плачешь как последняя институтка. Кусаешь губы, и в сотый раз обещаешь себе с завтрашнего дня быть добрее, быть более мягким с людьми, близкими и незнакомыми. Быть хорошим.

Об этом потом забываешь, выверяется это из памяти другими делами, событиями, мыслями. Но иногда об этом вспоминаешь. Дай то Бог, что вспомню о Чарли, когда подниму камень. Когда буду насмехаться над кем-то. Когда очень сильно захочу сделать кому-то больно.

Я очень на это надеюсь, правда.

Рассказ этот я прочел достаточно давно, но помню его почти дословно. Зачем был написан роман по мотивам рассказа — ну, честно, не знаю, автору виднее, но я его четко читать не буду — зачем, если прочитан рассказ? Добавлено «воды»?

А рассказ про Чарли Гордона — это, по-моему, классика мировой фантастики. Которая поднимает уйму вопросов — о мышлении, о взаимоотношениях людей, о людях глупых и умных. Форма рассказа уникальна, по крайней мере я ничего подобного не встречал

Рассказ очень человечен. Помню, как меня тогда зацепила история о том,

В общем, вещь — очень дорого стоящая. Умная без заумности, добрая без сантиментов, отлично написанная. Классика, господа.

Читая это произведение, невольно проводишь параллели с собой. Ты вспоминаешь, как в школе, в третьем классе, ты издевался над странным, но по сути добрым мальчиком, только для того, чтобы повысить свое детское и мальчишеское самомнение. Как прочитав пару умных книг и поступив на юрфак, ты со снисхождением смотрел на нищего юношу, который работал грузчиком, чтобы прокормить свою семью. И ты понимаешь, каким злобным глупцом ты был. Но помимо понимания, к тебе приходит чувство отвращения к самому себе и к людям, которые забывают о святости человеческой личности.

Конечно, уважению к человеческой личности я научился и до прочтения произведения Киза. Однако роман Киза предоставляет возможность осознать до конца, что истинной добродетелью цивилизованного человека является не интеллект и не физическая сила, но милосердие и способность сострадать ближнему.

В свое время этот рассказ произвел на меня неизгладимый эффект. Такая милая и, вместе с тем, такая пронзительная история про обычного умственно отсталого. А концовка просто разрывает сердце.

Читать обязательно. Я уверена, это произведение никого не оставит равнодушным.

Чересчур стремительное развитие событий и явные параллели с «Собачьим сердцем» не вызывают особо положительных эмоций. Да и в целом остается довольно гнетущее впечатление — ничего жизнерадостного, жизнеутверждающего не просматривается. Порадовал только юмор

Прафесор Приабраженский гаварит, чтобы я сжог все книшки каторые мне дал таварисч Швондер, патаму что они плахие. Я незнаю, зачем это нужно, но он гаварит это очинь важно для таго, чтобы я развивался. Он велел мне читать толька харошие книшки. Паэтаму я прочитал Цвиты для Элжирнона. Эта очинь харошее праизведение. Сейчас мне больше писать нечево и на севодня я кончаю.

История Чарли Гордона — слабоумного от рождения, разум которого был «усилен» посредством хирургического вмешательства. За четыре с половиной месяца этот парень прошел путь развития от детсадовца до гения и обратно. Такой же путь параллельно с ним с небольшим опережением прошла мышка по имени Элджернон. Правда, для нее он закончился смертью. Рассказ поднимает ряд важных этических и психологических проблем: об отношении к людям с отклонениями в состоянии здоровья, о неосознанной жестокости, о вере в добро по незнанию, о горечи разочарования, которую несет с собой пробуждение разума, и бессильном ужасе перед неизбежностью его угасания. В результате медицинского вмешательства Чарли перелистал человеческую жизнь, как конспект перед экзаменом, и забыл ее, но не перестал осознавать, что она была. Болезненно-грустная история. Цветы на могилу мышки Элджернона действительно стоило бы положить. Рассказ чудесный. Он мне очень понравился.

Источник

Информационный портал ответов на вопрос "Какой"
Adblock
detector